Всё о
Японии
Индивидуальные
туры
Групповые
туры
On-line
бронирование
Подписка
на рассылку
 
НачалоО ЯпонииЛюди ЯпонииАрхитектор Кэндзо Тангэ (1913-2005)

Япония дала миру немало корифеев науки и культуры. Иных знает лишь достаточно узкий круг специалистов, имена других – на устах миллионов людей. К таким пользующимся огромной популярностью талантам можно отнести и архитектора Кэндзо ТАНГЭ (1913-2005).

Кэндзо родился в маленьком городке Имабари на севере острова Сикоку. Многие его однокашники стали рыбаками, моряками, фермерами, садоводами. Стране в те годы нужны были солдаты, но Тангэ сумел поступить на архитектурный факультет престижнейшего Токийского императорского университета, что само по себе было немалым достижением для скромного провинциала. Как-то в 30-е годы ему в руки попал журнал с фотографиями зданий, построенных по проектам Ле Корбюзье. Для японского юноши это было озарением. В 1938 году он получил диплом архитектора.

Но для самостоятельной работы одного диплома было мало. Нужна была практика, желательно у известного мастера. И свежеиспеченный архитектор поступил в мастерскую Кунио Маэкавы, пользовавшегося

заслуженным авторитетом в стране. Свои знания Маэкава почерпнул в годы учебы у знаменитого Ле Корбюзье, основателя конструктивизма и функционализма в мировой архитектуре. Идеи великого француза потом долгие годы сказывались на творчестве Тангэ. После учебы у Маэкавы Кэндзо Тангэ вернулся в Токийский университет, но теперь на преподавательскую работу. В 1949 году он получил там звание профессора. Темой его докторской

диссертации стала работа «Пространственная структура большого города». Очевидно, уже в этом сказывалась его готовность не ограничиваться дизайном того или иного здания, но решать куда более сложные проблемы комплексного градостроительства. Возможность для применения этих идей ему, к сожалению, дала действительность. Американскими бомбардировками были разрушены целые города Японии. Конечно, их можно было восстановить по прежним планам, что кое-где и предпринималось, но прогресс требовал принципиально новых подходов. Тангэ был готов к этому. Его проект восстановления центральной части Хиросимы, испепеленной ядерным взрывом, занял первое место на конкурсе. Именно Тангэ было поручено строительство мемориальной зоны с музеем и памятниками жертвам атомного взрыва. Как победитель он был приглашен в Лондон для участия в Международном конгрессе современной архитектуры. Там он смог не только лично познакомиться, но и обменяться мнениями с такими европейскими мастерами, как Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус, Хосе Луи Серт. Эта встреча оказала серьезное влияние на творческую манеру японского архитектора. Он все более склонялася к направлению, получившему название метаболизм, нацеленному на создание урбанистических мегаструктур, сочетающих в себе элементы транспортных и сервисных услуг. Но истинным метаболистом Тангэ так и не стал.

Вышедший в первые ряды японских зодчих Тангэ стал пользоваться авторитетом среди заказчиков. В 1952-1960 годах он взялся за строительство- ряда общественных зданий – муниципалитетов и префектуральных офисов – в Токио, Сидзуоке, Кураеси, Курасики, Кагаве. Зодчий постарался при этом органически сочеатать архитектурные традиции старой Японии с требованиями модернизма. Он осваивал пластику бетона, работая с ним, как скульптор с глиной. Каждое здание воспринималось общественностью как новое слово в архитектуре, их фотографии и описания вошли в соответствующие учебники.

Но отдельные «штучные» заказы не заслонили для него сформировавшегося интереса к градостроительным задачам. В тот период Тангэ был скорее урбанистом, нежели архитектором. Его все больше увлекали идеалы структурализма. Точно так же, как Корбюзье всю жизнь мечтал перестроить по-своему центр Парижа, так и его японский ученик с увлечением чертил схемы, призванные радикально изменить вид японской столицы. В 1960 году Тангэ сделал достоянием гласности свой план реконструкции Токио, включавший в себя строительство здания префектурального собрания, прилекающей площади, парка и двух башен-небоскребов. План предусматривал дальнейшее расширение городских площадей за счет искусственных островов, отсыпанных в Токийском заливе и соединенных между собой системой мостов, виадуков, плавучих автостоянок. Столь революционное по своему характеру предложение было встречено с интересом, но городские власти Токио не были готовы к этому.

А вот за рубежом проект Тангэ вызвал бурю восторга. У него тут же нашлись последователи на берегах Туманного Альбиона. В 60-е годы прошлого века в Англии возникло архитектурное направление брутализм (названное так за любовь к декоративным особенностям бетона), «крестным отцом» которого был провозглашен Кэндзо Тангэ. А сам Тангэ в русле этого направления построил в Кофу здание Центра прессы и вещания, напоминающее собой самурайскую крепость, перенесенную в настоящее время. Эта была мегаструктура из 16 бетонных башен (внутри башен он расположил лифты, винтовые лестницы, системы кондиционирования воздуха), соединенных между собой горизонтальными плоскостями, напоминающими городские улицы: какие-то площадки заняты офисами, другие пока свободны. Конструкция рассчитана так, что ее внутреннее пространство можно было расширять, надстраивать и заполнять при нужде новыми элементами. Со временем так и произошло. Террасы, сады на крыше сгладили суровый облик бетонной громады и даже придали ей некий намек романтичности. (Гораздо менее изящное здание, тщетно копировавшее замысел Тангэ, было возведено в Москве для Олимпийского пресс-центра на Зубовском бульваре). Но наиболее известными творениями этого периода стали построенные Тангэ в 1964 году Токийский кафедральный собор св.Марии и Олимпийский гимнастический комплекс. Взявшись за проект собора, Тангэ немало поездил по Европе, присматриваясь к средневековым христианским храмам. Анализируя внутреннее пространство церквей и соборов, он вознамерился создать нечто подобное, но не в каменных кружевах готики, а средствами современных строительных технологий. Это зодчему удалось, хотя в бетонных и стальных формах токийского собора легко можно уловить мотивы средневековой каменной кладки.

Однако поистине всемирную славу принесли Тангэ два соседствующих гимнастических зала, построенных в столичном парке Ёёги для летних Олимпийских игр 1964 года. Крыши этих залов, выполненные из армированного бетона, асимметричны и повторяют собой очертания огромных палаток – одна, та, что побольше, с двумя опорами, другая – с одной. Кому-то серые четкие линии зданий напоминают днища перевернутых кораблей, оставленных сушиться в парковой зоне. Это – такие же храмы, как и собор св.Марии, но посвященные иным богам – физического совершенства. Спортивный комплекс в парке Ёёги многими архитекторами и искусствоведами почитается как лучшее творение зодчества ХХ века.

В последующие годы Тангэ немало поездил по свету. Преподавал в университетах Массачусетса, Гарварда, Йеля, Принстона, Вашингтона, Иллинойса, Калифорнии, Алабамы, Торонто. Строил в Италии, Сингапуре, США, Китае, Австралии, Малайзии, Непале, Саудовской Аравии, Иране, Кувейте, Нигерии, Югославии. Поспевать всюду было крайне сложно. На него в разных странах работали более ста помощников-архитекторов, следивших за воплощением идей учителя в металл и бетон. Тангэ подготовил генеральный план восстановления разрушенного землетрясением города Скопье. Разработал оригинальный дизайн обустройства территории Всемирной выставки ЭКСПО-70 в Осаке. Одновременно написал и опубликовал ряд книг, посвященных особенностям японской национальной архитектуры. В 1987 году Кэндзо Тангэ был удостоен Притцкеровской премии, которая в архитектуре по своей значимости сопоставима с Нобелевской.

В мае 1994 года восьмидесятилетний архитектор посетил Москву. Поводом для визита в Россию стали планы реконструкции Большого театра в столице. Мнение японского мэтра с глубоким вниманием выслушали, торжественно вручили ему диплом почетного академика Российской академии архитектуры и лицензию на право работы в Москве. Правда, этой возможностью Тангэ не воспользовался. Не захотел или не успел… В 2002 году он оставил практическую деятельность. Возможно, это было связано с его неприятием идей вошедшего в моду постмодернизма, философию которого он отвергал. А может, все объяснялось простой усталостью 88-летнего человека. Но тесные связи с учениками поддерживал. А их у Тангэ было много, ведь он был не просто талантливым зодчим, но главой влиятельной школы, оказавшей и продолжающей оказывать огромное влияние на развитие мировой архитектуры.

По материалам журнала «Япония Сегодня»

Люди Японии
Имератор Японии
Архитектор Кэндзо Тангэ (1913-2005)
Жемчужный король Микимото
Хонда Соитиро
Ибука Масару
Тоёда Киитиро
Исибаси Сёдзиро
Мацусита Коносукэ
Рихард Зорге
Путятин Е.В.
Кукай
Ёсицунэ
 






Индивидуально

Групповой тур

Где остановиться
Большое путешествие Майские праздники Новый отель
Визы в Японию Отзывы
Обучение в Японии Карта Японии
Выставки Японии О компании
Авиабилеты Полезная информация
Передвижение по Японии Для агентств
Цены Европа, Азия, Африка, Австралия. ВАРВАРКА ТРЕВЕЛ